Перейти к публикации
HILL8

В розовом свете

Рекомендованные сообщения

Дизайнер Карим Рашид – о своих новых работах: собственном доме в стиле поп-арт на Манхэттене и флаконе духов Kenzo

15 Февраля 2015 Дорис Шеврон

KR-01.jpg.0ca75d8573ce16638140c4e52041b0e4.jpg

Карим Рашид на кровати Twee итальянской фабрики Valdichienti

«Розовый — это новый черный», — на полном серьезе утверждает Карим Рашид, приглашая меня в свой новый двухуровневый лофт с садом и видом на Гудзон в модном манхэттенском районе Челси. У меня рябит в глазах — пространство в триста квад­ратных метров напоминает домик Барби и музей поп-арта одновременно: буйство красок и ни одного предмета привычных форм. Чересчур, скажете вы? Только не в случае Карима Рашида, всемирно известного промышленного дизайнера и декоратора, изобретателя стиля поп-люкс, чью яркую футуристичную мебель, посуду и предметы интерьера можно найти на роскошных виллах в Майами, нью-йоркских ресторанах, бутиках Giorgio Armani и московском Bosco Bambino в Москве, в шикарных отелях по всему миру. А сейчас он ведет меня на второй этаж — надо расставить по цвету кеды с яркими узорами, созданные им для канадской обувной марки Sully Wong в его общей с женой Иваной гардеробной, примыкающей к спальне: «За последние двадцать лет я сменил два лофта и, как только приходил домой, шел в спальню. Думаю, сказались годы скитаний по отелям — я привык делать все в кровати: работать, рисовать, есть, слушать музыку. Но теперь я много времени провожу в гостиной — тут столько света и потолки высоченные, шесть метров». И ест он теперь вместе с семьей за обеденным столом. «Может, потому что спальня на втором этаже, и мне лишний раз лень подниматься», — смеется Карим.

KR-02.jpg.cdd4493e13608f8d8767988e59ec4dc3.jpg

В гостиной – модульные диваны Valdichienti и Luca Boffi, консоль BoConcept и столик Vondom. На стенах висят картина из серии «Геометрические примитивы» американца Райана Макгиннесса и портрет жены Карима Иваны работы канадки Джен Манн

За свои пятьдесят четыре года дизайнер вдоволь покочевал по свету. Родился в Каире (его отец — египтянин, мать — англичанка). Детство провел в Англии и в пригородах Оттавы, учился в канадском Университете промышленного дизайна, подрабатывал диджеем и даже ходил по подиуму. «Я рос этаким дискобоем, заводилой», — говорит Карим и перечисляет свою любимую музыку: «Роллинг Стоунз», Дэвид Боуи, культовый итальянский диджей Джорджо Мородер, для которой ему уже не хватает двух айподов с самой большой памятью.

KR-03.thumb.jpg.acd2dea08eaa46fa547dc3fe71b5ed35.jpg

Карим Рашид на фоне картины американского концептуалиста Питера Хелли

Карим с женой (Ивана — инженер-химик из Сербии, они познакомились на открытии выставки дизайнера в Белграде — он был во всем розовом) купили этот лофт два года назад, просмотрев почти семьдесят вариантов. И он, как и все творения дизайнера, — ода жизни, эклектике и техническому прогрессу. Не успев въехать, Карим немедленно заменил стену между спальней и гостиной на стеклянную панель, выложил ванную комнату яркой плиткой, выбросил душевую кабину и умывальник, поставив обтекаемую ванну из стекловолокна цвета фуксии, и повсюду расставил мебель и предметы всех возможных оттенков своего любимого розового — даже болонка Кики спит на розовом пуфике.

KR-04.thumb.jpg.fdd66fb47039c5f5992a48eb0f9b3142.jpg

В гостиной висит картина американца Джеймса Маршалла

Каждый месяц он делает полную перестановку в квартире — благо вся мебель и предметы созданы им самим, в основном для итальянских фабрик и дизайнерских компаний, и покупать ничего не надо. Вот белоснежные волнистые консоли, изогнутые вазы цвета лайма, причудливые торшеры, стаканы с ярко-голубыми узорами, геометричные стулья напоминают эксперименты миланской дизайн-группы «Мемфис» из 1980-х, чье постмодернистское творчество так любит Карим. «Я ими увлекался, и сейчас у меня есть их работы. Но мне неинтересно повторять то, что уже было, — он задумался. — Но в то же время я родился в 1960 году и был свидетелем утопического желания но­визны». Преодолеть земное притяжение и долететь до Луны — эту мечту дизайнер из научной фантас­тики тех лет пронес и воплотил в наши дни. Беспроводное радио, цифровые портреты и 3D-объекты, работы авангардистов и оп-арт-художников, пластик, стекло и алюминий, замысловатые узоры и формы — вот мир Рашида, где нет места черному и ностальгии.

KR-05.thumb.jpg.a82a884cfd06ee3db1cfad8f2d71c859.jpg

Флакон цветочно-фруктового аромата Kenzo Jeu d’Amour сделан по образу и подобию магического кристалла

«Мой личный девиз: «Движение!» — Карим решительно смотрит из-за массивной оправы, словно провозглашает манифест неофутуристов. — Предпочитаю жить настоящим, постоянно быть на волне и двигаться только вперед. Дизайн — мой modus operandi, любимое занятие, симфония, плоть и кровь, кислород, смысл бытия и всепобеждающая страсть, как секс». Недаром в следующем году бельгийцы из Six Chair выпустят его новое кресло New Kama Sex/Love для занятия сексом в разных позах — в духе откровенных инсталляций, на которых Джефф Кунс запечатлел Чиччолину.

KR-06.jpg.f2915a1f4bf6340ec5fe7f300d81cbc6.jpg

В спальне рядом с книжным шкафом Lotus марки Tonelli висит фотопортрет Карима и Иваны работы Карен Фукс

В ванной стоит последнее творение Карима Рашида — флакон духов Kenzo Jeu d’Amour: чувственные обтекаемые линии повторяют изгибы женского тела. «Солидный, но не массивный, — описывает его автор, который и раньше работал для Kenzo. Это он придумал флакон Amour из розового, лилового и белого лакированного стекла и пластика. — Нагая красота всегда будет в моде».

KR-07.jpg.0ec1b2a9ca3c27324698b99944ab8154.jpg

У лестницы на второй этаж – картина канадца Джорджа Уайтсайда. На комоде – работы Карима Рашида разных лет

Рашид — фанат всевозможных технических новинок, весь дом ими уставлен. «Благодаря новым технологиям я могу одновременно работать в сорока двух странах, — говорит он, хотя и признает, что гаджеты убивают общение. — Я пишу помощнице, которая сидит этажом ниже, вместо того чтобы просто к ней подойти».

KR-08.thumb.jpg.0ebeec355ad8acebcd712dbfc4f36e47.jpg

Гардеробная хозяина дома

Экскурсия окончена, и внизу в гостиной мы застаем его двухлетнюю дочь Киву (ее имя составлено из инициалов родителей). Кажется, девочка пошла в отца — из колонок доносится трек Colors шотландского диджея-электронщика Кельвина Харриса, и она самозабвенно кружится в танце. «Я думаю, что любовь — это очень серьезная материя, но вот дух любви — субстанция веселая и игривая. Именно из этой игры рождается та легкость, к которой стремится всякий дизайнер», — размышляет гордый отец, любуясь дочерью.

KR-09.jpg.22acf47da8f751f607d3ed0ac22ac737.jpg

В спальне дочери: картина из плексигласа американца Габриэля Дельпонте и фото из серии Genesis бельгийки Мартин Янсен

KR-10.jpg.5dae10e8d9c21d7876bcfc640bcbf594.jpg

Карим Рашид на террасе спальни

 

СТИЛЬ: AMBER STOLEC. ГРУМИНГ: JASON MURILLO ДЛЯ CRÈME DE LA MER/KATE RYAN INC. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: PAWEL KAMINSKI. ПРОДЮСЕР: ELENA SEROVA. АССИСТЕНТ ПРОДЮСЕРА: KSENIA FINOGEEVA.

ТЕГИ: Kenzo  Карим Рашид  интерьер

ИСТОЧНИК ФОТО: MICHEL ARNAUD

https://www.vogue.ru/magazine/articles/V_rozovom_swete/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...